Изданию PC Week/RE исполнилось 15 лет! Изданию PC Week/RE исполнилось 15 лет!
 

Телеком — в авангарде прогресса

Петр Чачин

За последние полтора десятка лет российские телекоммуникации характеризовались двумя разнородными тенденциями: с одной стороны, резкий рост масштабов сетей связи и внедрение новых технологий, с другой — деградация отраслевой науки и отечественной промышленности средств связи (ПСС). Преодоление сложившегося противоречия — одна из задач ближайшего периода, связанного с модернизацией экономики страны.

Высокие показатели отрасли

В СССР связь была наукоемкой и весьма передовой, но далеко не самой важной сферой экономики: в народно-хозяйственных планах ей отводилось довольно скромное место. Как сообщалось в документах той поры, «отрасль связи развивается в интересах обеспечения обороноспособности страны, управления народным хозяйством и обслуживания населения».

Основную часть поставок оборудования для сетей Минсвязи СССР выполняли предприятия Министерства промышленности средств связи СССР (МПСС). Доля импортной техники в сетях связи общего пользования была невелика и не превышала 10% от потребляемого оборудования. Преимущественно это были поставки из социалистических стран — членов Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ).

МПСС входило в состав военно-промышленного комплекса (ВПК) Советского Союза и структура выпуска продукции данного министерства выглядела соответственно: более 50% техники предназначалось для силовых структур и лишь примерно 15% — продукция связи гражданского назначения.

Гражданская связь традиционно финансировалась по остаточному принципу и была, как говорится, в загоне. В итоге спустя сто лет после изобретения телефонии сотни тысяч населенных пунктов нашей страны были лишены телефонной связи, а очередь на установку городских телефонов тянулась по десять и более лет. Так уж получалось, что несмотря на лозунги типа «Все для блага человека, все во имя человека!» потребности граждан стояли далеко не на первом месте.

В начале 90-х ситуация стала меняться. МПСС сначала объединили с Минсвязи в одно ведомство, а затем научные учреждения и производственные предприятия ПСС были выделены из Минсвязи в самостоятельную структуру — концерн «Телеком». Государственная казна была пуста, оборонный заказ рухнул. Попытки предприятий ПСС перестроиться на гражданский лад не принесли ожидаемых результатов, поскольку и Минсвязи, и другие крупные гражданские заказчики тоже не имели средств для развития инфраструктуры. Начинался паралич отечественной ПСС.

Вместе с тем тысячи отечественных коммерческих предприятий стали субъектами внешнеэкономической деятельности. СЭВ развалился, но на наш рынок вышли самостоятельно или через посредников лидеры мировой индустрии телекоммуникаций. На российском телекоммуникационном рынке, ранее жестко регулируемом, опиравшемся на отечественных производителей и практически закрытом для зарубежных компаний, возникла конкурентная среда. Причем появилось множество ранее недоступных ультрасовременных решений.

То же самое можно сказать и о рынке услуг связи: к 1995 г. за четыре года реформ были акционированы основные государственные телекоммуникационные ресурсы — 127 предприятий электросвязи, ранее входивших в структуру Минсвязи России; возникли коммерческие операторы связи, созданы совместные предприятия с зарубежными компаниями, через которые на российский рынок вышли ведущие международные провайдеры услуг связи.

Оказалось, что даже в условиях очень скромных государственных капиталовложений в отрасль операторские компании смогли привлечь серьезные инвестиции, как отечественные, так и зарубежные. В то время как руководители других отраслей стояли в очереди в правительственные кабинеты с просьбами о финансировании, администрация связи страны сумела создать очень привлекательные условия для работы бизнеса, для негосударственных инвестиций.

Сложились принципиально новые отношения с иностранными фирмами — поставщиками оборудования, в рамках которых использовались самые разнообразные формы оплаты поставок средств связи: от бартера до участия иностранных компаний в качестве акционеров в деятельности российских предприятий. Довольно распространенной формой инвестирования стало предоставление иностранными поставщиками оборудования товарных кредитов под гарантии государства, региональных и местных органов власти при участии зарубежных агентств по поддержке национального экспорта.

Давайте посмотрим, как росли зарубежные инвестиции в наш телеком (в млн. долл.): 1991 г. — 6, 1992 г. — 102, 1993 г. — 143, 1994 г. — 320, 1995 г. — 520. Удельный вес иностранных инвестиций с 1% в 1991 г. увеличился до 50% в 1995-м.

К 1995 г. удалось реализовать первый телекоммуникационный проект международного масштаба. Им стала Транссибирская волоконно-оптическая линия связи (ТСЛ), которая связала Европу и Азию через территорию РФ. Ее идея возникла еще в советские времена с расчетом на привлечение иностранных инвестиций. Но, несмотря на дружелюбную западную риторику, зарубежный капитал не спешил в Страну Советов.

И лишь в условиях рынка процесс создания ТСЛ пошел: к 1995 г. были введены в строй подводные волоконно-оптические линии связи (ВОЛС) Дания — Россия, Италия — Турция — Украина — Россия и Россия — Япония — Корея. Участок Москва — Хабаровск на тот момент был выполнен с помощью радиорелейной линии, но позднее был продублирован ВОЛС.

В 1995-м, когда в стране еще только-только отлаживалась монетарная политика и на рынке главенствовали бартерные отношения, в отрасли связи было введено в строй 1365 км магистральных кабельных линий, 2733 км внутризоновых кабельных и радиорелейных линий, 1377 тыс. номеров городских АТС, 128 тыс. номеров сельских АТС и т. д. В 1991-м РФ имела 1100 международных каналов связи, в 1995-м их стало 50 тыс. Можно сказать, что уже тогда под руководством министра связи России Владимира Булгака в максимально короткие сроки был создан телекоммуникационный комплекс, способный удовлетворить вступившую в рынок экономику страны.

С тех пор отрасль постоянно демонстрировала высокие темпы роста оборота — 20, 30 и даже 40% в год. Например, в 2002 г. внутренний валовой продукт (ВВП) страны вырос на 4,3%, а доход отрасли увеличился на 40%! Постоянно рос и вклад отрасли информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в ВВП страны: в 2000 г. он, в частности, достиг уже 4%. При этом подотрасль электросвязи развивалась опережающими темпами, например, в 2003-м, когда масштабы работы отрасли выросли на 41,8%, доходы электросвязи увеличились на 42,4%, почтовой связи — на 34,8%, ИТ — на 20,3%.

И даже в 2009 г., когда экономический кризис в стране был в самом разгаре, отрасль ИКТ продемонстрировала довольно хорошие показатели относительно других отраслей российской экономики: доходы от услуг связи составили 1273 млрд. руб., что на 4,2% больше по сравнению с предыдущим годом, а объем ИТ-рынка сократился всего на 7,7% и составил 496,5 млрд. руб. В прошлом году было введено в эксплуатацию более 70 тыс. км кабельных и радиорелейных линий связи, почти 1,8 млн. номеров в сетях фиксированной телефонной связи и 43 млн. номеров в сетях подвижной радиотелефонной связи.

Надо подчеркнуть значение одного из ведущих драйверов роста телекоммуникационного рынка страны — мобильной связи. В 1991 г. в стране было всего 500 абонентов сотовой связи, в 1995-м — уже 89 тыс., а в 2009 г. количество абонентских устройств сотовой связи составило 230,6 млн. Мобильная связь, действовавшая с самого начала в условиях весьма либерального законодательства, на долгие годы стала самым быстрорастущим сектором отечественных телекоммуникаций, лишь сейчас нехотя уступая дорогу таким направлениям техники, как широкополосный доступ (ШПД) и платное телевидение.

Трудный путь отечественной ПСС

Совсем по-другому складывалась судьба отечественной промышленности средств связи. Несмотря на наличие в стране пограничной, таможенной, налоговой и иных государственных служб приток иностранного телекоммуникационного оборудования в РФ носил неуправляемый характер. Значительная часть оборудования и компонентов до недавнего времени завозились по разного рода «черным» или «серым» схемам.

Всего лишь один пример. Объем рынка сотовых телефонов в России в 2004 г. составил 3,7 млрд. долл. До 2005 г., пока этим казусом не заинтересовалось МВД, 90% трубок ввозилось в страну незаконно, в частности под видом канализационных люков, и таможенные сборы за их поставку были мизерными. По сообщениям печати, из-за этих фокусов бюджет ежемесячно недополучал по 2,5 млрд. руб. По другим направлениям техники ситуация была ненамного лучше. Законопослушным отечественным предприятиям ПСС, работающим под эгидой ВПК, платящим налоги и сборы, конкурировать с контрабандным потоком было невозможно.

Но и с легально ввезенной продукцией все было не так просто: наши законодатели умудрились принять такие удивительные законы, при которых налоги на импортируемые компоненты выше, чем на ввозимую готовую продукцию.

Для торгово-посреднических контор, разного рода дистрибьюторов, дилеров и реселлеров, ориентированных на продвижение иностранной продукции на рынок РФ, такой порядок вещей выгоден, но для российских компаний реального сектора экономики — разорителен. Ведь даже в тех сегментах рынка, где отечественные разработки в техническом плане были конкурентоспособны по отношению к зарубежным аналогам, их сборка в стране оказывалась экономически невыгодной для местных изготовителей.

Кроме того, не секрет, что некоторые иностранные предприятия далеко не всегда соблюдали на отечественном рынке законодательные и этические нормы, принятые в цивилизованном мире. Например, одна крупная германская компания, производящая оборудование связи и лидировавшая в 90-х годах по продажам на российском телекоммуникационном рынке, оказалась замешанной в крупном коррупционном скандале и ее руководители признали факты дачи взяток официальным лицам в РФ.

Так или иначе, но предприятия отечественной ПСС в 90-х годах начали резко терять свой потенциал: деньги на НИОКР не выделялись, государственный заказ был минимален, работать в новых условиях они не умели. Например, в том научно-исследовательском институте МПСС, в котором я проработал почти 20 лет, в конце 80-х было 2200 сотрудников, а в 90-х там осталось всего чуть более 200 человек. Такая же участь ожидала и многие другие НИИ Минпромсвязи. Не лучше ситуация и в научно-исследовательских центрах Минкомсвязи, достаточно посмотреть на нынешнее состояние дел в НИИР, ЦНИИС, НИЧ МТУСИ.

Состояние науки в сфере ИКТ просто катастрофическое. Это давно уже «ахиллесова пята» внешне весьма передовой отрасли экономики, что серьезно угрожает национальной безопасности страны. С потерей научного потенциала довольно бесперспективным представляется и положение многих производственных предприятий ПСС.

Тема национального производителя в промышленности средств связи и в сфере ИКТ в целом, обсуждаемая сейчас в правительственных кабинетах, является весьма актуальной. Популярный в годы перестройки либеральный тезис «Мы теперь можем купить на мировом рынке все, что нужно для страны», на деле оказался неработоспособным. Для передовой державы, проводящей самостоятельный курс на мировой арене, придется развивать все научные и промышленные компоненты, имеющие стратегический характер. И для экономики страны лучше всего возродить некогда успешную отрасль ИКТ-индустрии. И никакая модернизация страны без этого невозможна.

   
  © 2010 ЗАО «СК Пресс».